Добралась наконец до книги Маттиаса Кюнцеля «Путь в войну. Германия, НАТО и Косово» (очень рекомендую). Один пассаж даже не поленюсь перевести:

«Какие европейские «народы» в немецком дискурсе с просто сомнабулической уверенностью до сих пор обозначают как «друзей немцев»? Странноватым образом те, с которыми немцы во Второй мировой войне могли совместно уничтожать евреев: литовцы, латвийцы, украинцы, хорваты, «бошняки», албанцы. А на какие «народы» до сих смотрят с недоверием и латентной враждебностью? Совершенно точно на русских, но и на сербов — тех, кто больше всех боролся против нацизма.

Редко содержание таких «исторически сознательных» преференций открыто формулируется. Один из примеров критериев для различия можно найти в хорватской спецслужбе. Когда ее в начале 90-х нужно было вычистить в профессиональном смысле, решающую роль в этом сыграла БНД. В своей книге о Клаусе Кинкеле и БНД Эрих Шмидт-Энбом установил мотив участия БНД, который имеет значение для всеоблемлющего понимания всей немецкой политики на Балканах, начиная с 1990 года.

Он цитирует сотрудника хорватской спецслужбы: «БНД к хорватской спецслужбе относилась как к своему филиалу. Отношение БНД понятно: она держит Месича в затруднительном положении. Почему? Потому что Стипе Месич из семьи партизан. У Йожи Манолича орден «Партизанская споменица», как и у его друга Йосипа Больковаца. БНД не доверяла этим людям, поскольку они четыре года воевали против немцев — а такое не забывается».

@balkan_spy